Концерт Bob Dylan и Mark Knopfler в Ганновере 6 ноября 2011 года.

Сбылась одна из самых заветных «мечт»: 6 ноября я в первый раз был на концерте Боба Дилана! Факт, говорящий сам за себя: суперзвезда Марк, условно говоря, на разогреве у Боба. Еще раз задумаешься о величине Дилана! Хотя правильнее, наверное, говорить о двух отделениях концерта, в первом из которых выступал Марк. Он произвел великолепное впечатление, как и его группа. Я не большой знаток творчества Нопфлера, и мне было интересно присутствие в группе кроме гитар, клавишных и ударных также скрипки и флейты. Ударник в группе просто гениальный.

Как бы то ни было, приехал я в Ганновер из-за Дилана. Надо сказать, что большинство пришедших оказались разочарованными. Я – нет. Я был готов к тому, что будет происходить на сцене. Конечно, мне бы очень хотелось послушать Дилана, играющего и поющего в стиле Before the Flood и Real Live, но, посмотрев пару видео середины девяностых его Never Ending Tour, я не особо на это рассчитывал. Хотелось бы, конечно, подпевать ему Like A Rolling Stone, но это было, увы, невозможно.

Пение Дилана трудно назвать пением – это были отрывистые хриплые вопли, по сравнению с которыми вокал на Together Through Life кажется арией в исполнении искусного оперного певца. Определить, какую песню поет Дилан, было под силу только знатокам его творчества, при этом слова только угадывались. Громкость звука была за пределом разумного. Гитары выли в прямом смысле слова, завывал и орган, за которым большую часть концерта провел Дилан, ударник бешено молотил по барабанам. Но когда Боб (не часто) играл соло на губной гармонике, можно было только восхищаться чистотой звука и мелодии. Это был необыкновенный контраст.

Более агрессивной музыки я не слышал. Это был жесточайший панк-рок, физически насилующий аудиторию. После каждой песни сцена погружалась в темноту, и в течение приблизительно минуты слышалась какофония настройки инструментов, после чего вместе с ярким светом снова раздавался грохот, и я был счастлив крикнуть в ухо своему обалдевшему немецкому другу: “Das ist Highway 61”!

Через час и пятнадцать минут после очередной песни свет погас, а когда включился, на сцене уже никого не было.

Я думаю, что Дилан шокирует сейчас публику так же, как шокировал ее всегда, например, в 1965 году на фолк-фестивале в Ньюпорте, когда вдруг появился в кожаной куртке с «телекастером» и спел “Maggie’s Farm” в такой жесткой манере, в какой тогда не пел никто, включая Stones.

Вот такой simple twist of fate.